Юмор
(ON) ANTI_VSE (S) 28 июл в 21:28

ИДЕАЛЬНЫЙ МИР - ОТРЫВКИ

Министр был полным весёлым мужчиной лет пятидесяти. На шее у него висел небольшой медальон с гербом планеты Транай: молния, раскалывающая початок кукурузы. Гудмэн правильно определил, что это официальный знак власти.
- Добро пожаловать на Транай, сердечно приветствовал его министр.
Он смахнул кипу бумаг с кресла и пригласил Гудмэна сесть.
- Господин министр… - официально начал Гудмэн по-транайски.
- Ден Мелит. Зовите меня просто Ден. Мы здесь не любим официальщины. Кладите ноги на стол и располагайтесь, как у себя дома. Сигару?
- Нет, спасибо, - сказал Гудмэн слегка ошарашенный. - Мистер… эээ… Ден, я приехал с планеты Земля, о которой вы, возможно, слышали.
- Конечно, слышал, — сказал министр. - Довольно нервное, суетливое место, не правда ли? Конечно, не хочу вас обидеть.
- Да-да. Я придерживаюсь того мнения о Земле. Причина, по которой я приехал…
- Гудмэн запнулся, надеясь, что он не выглядит слишком глупо. - В общем, я слыхал кое-что о планете Транай. И, поразмыслив, пришёл выводу, что всё это, наверно, сказки. Но если вы не возражаете, я бы хотел задать несколько вопросов.
- Спрашивайте что угодно, - великодушно сказал Мелит. - Можете рассчитывать на откровенный ответ.
- Спасибо. Я слышал, что на Транае не было войн уже в течение четырехсот лет.
- Шестисот лет, — поправил его Мелит. - Нет, и не предвидится.
- Кто-то мне сказал, что на Транае нет преступности.
- Верно.
- И поэтому здесь нет полиции, судов, судей, шерифов, судебных приставов, палачей, правительственных следователей. Нет ни тюрем, ни исправительных домов, ни других мест заключения.
- Мы в них просто не нуждаемся, — объяснил Мелит, — потому что у нас не совершается преступлений.
- Я слышал, — сказал Гудмэн, — что на Транае нет нищеты.
- О нищете и я не слыхивал, — сказал весело Мелит. — Вы уверены, что не хотите сигару?
- Нет, спасибо. - Гудмэн в возбуждении наклонился вперёд. — Я так понимаю, что вы создали стабильную экономику без обращения к социалистическим, коммунистическим, фашистским или бюрократическим методам.
- Совершенно верно, — сказал Мелит.
- То есть ваше общество является обществом свободного предпринимательства, где процветает частная инициатива, а функции власти сведены к абсолютному минимуму.
Мелит кивнул.
- В основном на правительство возложены второстепенные функции: забота о престарелых, украшение ландшафта.
- Верно ли, что вы открыли способ распределения богатств без вмешательства правительства, даже без налогов — способ, основанный только на индивидуальном желании? — настойчиво интересовался Гудмэн.
- Да, конечно.
- Правда ли, что правительство Траная не знает коррупции?
- Никакой, — сказал Мелит, — видимо, по этой причине нам очень трудно уговаривать людей заниматься государственной деятельностью.
- Значит, капитан Сэвидж был прав! — воскликнул Гудмэн, который уже не мог сдерживаться. - Вот она, Утопия!
- Нам здесь нравится, — сказал Мелит.
Гудмэн глубоко вздохнул и спросил -
- А можно мне здесь остаться?
- Почему бы и нет? - Мелит вытащил анкету. — У нас нет иммиграционных ограничений. Скажите, какая у вас профессия?
- На Земле я был конструктором роботов.
- В этой области возможностей и работы много. — Мелит начал заполнять анкету. Его перо выдавило чернильную кляксу. Министр небрежно кинул ручку в стену. Она разбилась, оставив после себя ещё один синий потёк.
- Анкету заполним в следующий раз, — сказал он. - Я сейчас не в настроении этим заниматься.

_____________________________________________________


Он уже засыпал, когда услышал стук в дверь.
- Войдите, — сказал он.
Небольшого роста человек с серым лицом, озираясь по сторонам, вбежал в комнату и захлопнул дверь.
- Это вы прилетели с Земли?
- Да.
- Я так и решил, что найду вас здесь, — сказал маленький человек с довольной улыбкой. - Отыскал сразу же. Собираетесь пожить на Транае?
- Я остаюсь навсегда.
- Отлично, — сказал человек. — Хотите стать Верховным Президентом?
- Что?
- Хорошая зарплата, сокращённый рабочий день, и всего лишь на один год. Вы похожи на человека, принимающего интересы общественности близко к сердцу, — весело говорил незнакомец. - Так как же вы решите?
Гудмэн не знал, что ответить.
- Вы хотите сказать, — изумлённо спросил он, — что ни за что ни про что предлагаете мне высший пост в этом государстве?
- Что значит «ни за что ни про что»? — обиделся незнакомец. — Вы что думаете, мы предлагаем пост Верховного Президента первому встречному? Такое предложение — большая честь.
- Я не хотел…
- А вы, как житель Земли, очень подходите для этого поста.
- Почему?
- Общеизвестно, что жители Земли любят власть. Мы, транайцы, власть не любим, вот и всё. Слишком много возни.
Оказывается, так просто. Кровь реформатора вскипела в жилах Гудмзна. Хоть Транай и идеальная планета, здесь кое-что можно усовершенствовать. Он вдруг представил себя правителем Утопии, который осуществляет великую миссию улучшения самого совершенства. Однако чувство осторожности помешало ему принять предложение сразу. А вдруг незнакомец — сумасшедший?
- Спасибо за ваше предложение, — сказал Гудмэн. — Но мне нужно подумать. Возможно, я переговорю с нынешним Президентом, чтобы узнать о характере работы.
- А как вы считаете, для чего здесь я? - воскликнул маленький человечек. - Я и есть Верховный Президент Борг. - Только сейчас Гудмэн заметил официальный медальон на шее у незнакомца.
- Сообщите мне ваше решение. Я буду в Национальном дворце.
Борг пожал Гудмэну руку и отбыл. Гудмэн подождал пять минут и позвонил портье:
- Кто это был?
- Верховный Президент Борг, — сказал портье. - Вы согласились?

________________________________________

На следующее утро Гудмэн составил алфавитный список местных заводов по изготовлению роботов и пошёл искать работу. К своему удивлению, место он нашёл себе сразу. На огромном заводе домашних роботов фирмы «Аббаг» его приняли на работу, лишь бегло взглянув на документы.
Его новый начальник мистер Аббаг был невысокого роста энергичный человек с копной седых волос.
- Рад заполучить землянина, — сказал Аббаг. — Насколько я слышал, вы изобретательный народ, а это нам и нужно. Буду откровенен с вами, Гудмэн, я надеюсь с выгодой использовать ваши необычные взгляды. Дело в том, что мы зашли в тупик.
- Техническая проблема? — спросил Гудмэн.
- Я вам покажу. — Аббаг повёл Гудмэна через прессовую, обжиговую, рентгеноскопию, сборочный цех и, наконец, в испытательный зал. Он был устроен в виде комбинированной кухни и гостиной. Вдоль стены стояло около десятка роботов.
- Попробуйте — предложил Аббаг.
Гудмэн подошёл к ближайшему роботу и взглянул на пульт управления. Всё довольно просто, никаких премудростей. Он заставил машину проделать обычный набор действий: поднимать различные предметы, мыть сковородки и посуду, сервировать стол. Реакции робота были довольно точными, но ужасно медленными. На Земле замедленные реакции были ликвидированы сотню лет назад. Очевидно, в этом отношении на Транае отстали.
- Вроде медленно, — осторожно сказал Гудмэн.
- Вы правы, — сказал Аббаг. — Очень медленно. Лично я считаю, что всё как надо. Однако, как утверждает наш отдел сбыта, потребители желают, чтобы робот функционировал ещё медленнее.
- Что?
- Глупо, не правда ли? — задумчиво сказал Аббаг. — Мы потеряем деньги, если будем ещё больше его замедлять. Взгляните на его внутренности.
Гудмэн открыл заднюю панель, обнажилась масса спутанных проводов. Разобраться было нетрудно. Робот был построен точно так же, как и современные машины на Земле, с использованием обычных недорогих высокоскоростных передач. Однако в механизм были включены специальные реле для замедления сигналов, блоки ослабления импульсов и редукторы.
- Скажите, — сердито спросил Аббаг, - разве мы можем замедлить его ещё больше без удорожания стоимости в два раза и увеличения размеров в три? Не представляю, какое разусовершенствование от нас потребуют в следующий раз.
Гудмэн силился понять образ мыслей собеседника и концепцию «разусовершенствования» машины.
На Земле всегда стремились к созданию робота с более быстрыми, плавными и точными реакциями. Сомневаться в мудрости такой задачи не приходилось. Он в ней и не сомневался.
- Но это ещё не всё, — продолжал жаловаться Аббаг. — Новая пластмасса, которую мы разработали для данной модели, катализируется или что-то в этом роде. Смотрите.
Он подошёл к роботу и ударил его ногой в живот. Пластмассовый корпус прогнулся, как жесть… Аббаг ударил ещё раз. Пластмасса ещё больше вогнулась, робот заскрипел, а лампочки его жалобно замигали. С третьего удара корпус развалился. Внутренности взорвались с оглушительным шумом и разлетелись по всему полу.
- Не очень-то он крепок, - сказал Гудмэн.
- Чересчур крепок. Он должен разбиваться вдребезги от первого же удара. Наши покупатели не почувствуют удовлетворения, ушибая ноги о его корпус. Но скажите, как мне разработать пластмассу, которая выдержит обычные воздействия (нельзя же, чтобы роботы случайно разваливались) и в то же время разлетится на куски, когда этого пожелает владелец?
- Подождите, - запротестовал Гудмэн. — Давайте объяснимся. Вы сознательно замедляете своих роботов, чтобы они раздражали людей, а люди их за это уничтожали?
Аббаг поднял брови:
- Вот именно!
- Почему?
- Вы здесь новичок, - сказал Аббаг. — А это известно каждому ребёнку. Это же основа основ.
- Я был бы благодарен за разъяснение.
Аббаг вздохнул.
- Ну, прежде всего вы, конечно, понимаете, что любой механизм является источником раздражения. У людей непоколебимое затаённое недоверие к машинам. Психологи называют это инстинктивной реакцией жизни на псевдожизнь. Вы согласны?
Марвин Гудмэн припомнил книги, которые он читал о бунте машин, о кибернетическом мозге, завоевавшем мир, о восстании андроидов и т. д. Он вспомнил забавные происшествия, о которых писали газеты, как, например, о человеке, который расстрелял свой телевизор, или разбил тостер о стену, или «расправился» с автомобилем. Он вспомнил враждебность, сквозившую в анекдотах о роботах.
-С этим, пожалуй, я могу согласиться, — сказал Гудмэн.
-Тогда позвольте мне вернуться к исходному тезису, — педантично продолжал Аббаг. — Любая машина является источником раздражения. Чем лучше машина работает, тем сильнее чувство раздражения, которое она вызывает. Таким образом, мы логически приходим к тому, что отлично работающая машина — источник чувства досады, подавляемых обид, потери самоуважения…
- Стойте! — взмолился Гудмэн. — Это уж слишком!
- …а также шизофренических фантазий, — беспощадно докончил Аббаг. — Однако для развитой экономики машины необходимы. Поэтому наилучшим и гуманным решением вопроса будет использование плохо работающих машин.
- Я не согласен.
- Но это очевидно. На Земле ваши машины работают в оптимальном режиме, создавая чувство неполноценности у тех, кто ими управляет. К сожалению, у вас существует мазохистское племенное табу против разрушения машин. Результат? Общий трепет перед священной и сверхчеловечески эффективной Машиной, что приводит к поиску объекта для проявления агрессивных наклонностей. Обычно таковым бывает жена или друг. Ситуация не очень весёлая. Конечно, можно предположить, что ваша система эффективна в переводе на робото-часы, однако в плане долгосрочных интересов здоровья и благополучия она чрезвычайно беспомощна.
- Вы уверены…
- Человек — животное беспокойное. На Транае мы даём конкретный выход этому беспокойству и открываем клапан для многих проявлений чувств разочарования. Стоит человеку вскипеть и — трах! Он срывает свою злость на роботе. Налицо мгновенное и целительное освобождение от сильного напряжения, что ведёт к благотворному и реальному ощущению превосходства над простой машиной, здоровому притоку адреналина в кровь; кроме того, это способствует индустриальному прогрессу на планете, так как человек пойдёт в магазин
Навигация (1/2): далее >
0 2 0

Комментарии (2)

Не дочитала.
Я читал это, почему транай я читалъпутишествие на ТАРТАНАЙ?
Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Юмор
Танки. Стальной легион
Десятки видов техники, тяжелые бои и секретные...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play