31 дек 2019 (ON) Rudensk (G) :

Доступ к телу: Москвич-2142, или Незаконнорожденный

Каких-то 20-30 лет назад, когда железный занавес пал, а иномарки уже появились на наших дорогах, многим они по-прежнему казались чем-то неземным и труднодоступным. В ту пору средний автолюбитель выбирал не из множества разных брендов, а стоял перед ключевым философским выбором: Лада или Москвич?

Этот поединок закончился техническим поражением московского завода, но один из бойцов с его стороны на ринг так и не вышел. Этот боец — семейный седан Москвич-2142, который был полностью готов к серийному производству, но до заводского конвейера так и не добрался.

За рубежом опытные образцы и прототипы принято уничтожать, и тем более их не продают "за забор": от собранной вручную и по обходным технологиям машины трудно ожидать хоть какого-то качества. Такой автомобиль, по сути, лишь полуфабрикат; попав не в те руки или в неприятную историю, он может конкретно подмочить репутацию и новой модели, и производителю в целом. Другое дело — наши заводы в лихие годы: те от бедности продавали всё, что было хоть как-то похоже на автомобиль, а о репутации и качестве там тогда думали в самую последнюю очередь — лишь бы выжить. В частные руки попадали и опытные, и выставочные образцы — только плати. Этот Москвич-2142 — как раз из таких.



В 80-х в моде были переднеприводные хэтчбэки, и эту моду подхватили в СССР на государственном уровне. Поэтому в новом поколении советских легковушек в серию первыми пошли именно они: сначала вазовская "восьмёрка", за ней — "сорок первый" Москвич и запорожская "Таврия". Седаны, столь любимые нашим человеком и сегодня, тогда считали устаревшим и менее практичным кузовом — поэтому "девяносто девятая" Лада догнала "восьмёрку" лишь через несколько лет, а за разработку седана "Москвич-2142" взялись, когда базовый "2141" едва ли не стоял на конвейере.

При этом, когда в серию запускали "Москвич-2141", на конвейер он встал с одной важной оговоркой. Из-за нежелания УЗАМа развивать тему автомобильных двигателей, заводу пришлось выкручиваться своими силами, и запустить "сорок первый" в серию с мотором от старой модели "412". В довесок к нему добавили вариант с мотором от вазовской "шестёрки" — но энерговооруженности ни того, ни другого уже не хватало для значительно покрупневшего "Москвича".

Для переднеприводного семейства на АЗЛК была разработана линейка новых агрегатов — включая вполне современные инжекторные, и даже дизельные моторы. К моменту, когда остальная машина была готова, в плане их производства и конь не валялся. На рубеже 90-х рядом с "новым" производством АЗЛК возвели моторный завод, закупили за валюту, в кредит, импортное оборудование, и даже частично смонтировали его в цехах, но… Практически готовый завод двигателей так и не суждено было запустить: брошенное в ящиках на территории оборудование со временем разграбили, а что не разграбили — распродали при банкротстве АЗЛК. Спойлер: корпуса несбывшегося моторного завода занял "Автофрамос", ныне выпускающий автомобили Dacia Renault.

Со временем стало очевидно, что цветочек каменный никак не получается, и своего моторного завода при АЗЛК не видать чисто в силу экономических неурядиц переходного периода. С другой стороны, выпускаемая машина не так хороша, как могла бы быть — и на "Москвиче" обратили взор за рубеж. Результатом этих изысканий стала укрепившаяся дружба с французами из Renault, которые реконструировали завод в 70-е, и участвовали в подготовке к запуску "сорок первого" ещё в советские годы. В середине 90-х в серию пошли "Москвичи" с двухлитровым инжекторным мотором Renault F3R, применявшимся на модели Laguna (и не только — но для "Москвича" французы подготовили специальную модификацию F3R-272).



Помимо моторов "Рено" на АЗЛК понемногу выпускали "Москвичи" с дизелями Ford — но то был небольшой, маломощный атмосферный мотор без турбины от модели Fiesta, машины калибра "Таврии", плохо подходивший для сравнительно крупного и куда более тяжёлого Москвича. В основном дизельные "сорок первые" продавались за рубежом — поток экспортных автомобилей из России после распада Союза в те годы не до конца иссяк, и какие-никакие продажи в Европе у них сохранялись вплоть до середины 90-х.

Помимо моторов Ford и Renault на заводе экспериментировали с двигателями малоизвестной тогда марки Hyundai — один из прототипов "сорок вторых" обкатывался именно с таковым. "Москвич" с корейским двигателем должен был стать промежуточным звеном между дешёвым отечественным и дорогим французским мотором. Но со временем эта тема была закрыта.

Модель 2142 создавалась в конце восьмидесятых как своего рода "работа над ошибками": при её постановке в серию должны были исправить то, что не успели сделать в базовом "сорок первом". В первую очередь, машина ждала запуска моторного завода и более подходящих для тяжёлой машины агрегатов. Помимо этого, в модели "2142" были внедрены некоторые новые элементы пассивной безопасности в передней части — на эту тему инженеры АЗЛК думали всерьёз уже в восьмидесятые годы. Прорабатывался и новый, куда более дружелюбный интерьер с чуть менее "рублеными" формами — и это ещё в восьмидесятые! И главное: с приходом модели "2142" на конвейер все новшества, пригодные для применения на уже серийном "2141", должны были достаться и ему.

Экспериментировали и с другими нововведениями: например, планировалось, что серийный Москвич-2142 будет нести многорычажную заднюю подвеску, чтобы получить увеличенный топливный бак, а также унифицированные ступичные узлы спереди и сзади вплоть до тормозного диска. Существовал образец "сорок второго" и с полным приводом — он жив и по сей день. По разным причинам эти новшества "отсохли" от серийных машин почти полностью — лишь "телевизор" передней части от модели 2142 достался всем переднеприводным Москвичам при модернизации семейства в "Святогоры" и компанию.



Но главной помехой на пути семейного седана 2142 к конвейеру стали даже не технические вопросы, а общая экономическая ситуация в стране. Если экономика позднего СССР просто буксовала, безнадёжно затягивая сроки исполнения любых проектов — то после 91 года, а особенно по итогам "шоковой терапии" команды Гайдара, она стремительным домкратом начала свой затяжной полёт в чёрную дыру. Планы запустить модель "2142" сначала к 1990-му, потом к 1992-му, так и не исполнялись — и в итоге остались только планами.

До середины 90-х на АЗЛК не теряли надежды запустить долгожданный седан на конвейер. Опытные образцы исправно строились, дорабатывались, обкатывались и готовились к серийному выпуску. Всего в рамках заводских экспериментов было построено 29 таких кузовов, но с оговорками: некоторые были сразу "убиты" в краш-тестах, а некоторые — так и не были завершены. Во второй половине девяностых на базовую модель 214200 даже получили Одобрение Типа, что означало "зелёный свет" в массовое производство, но…

История проекта повернулась достаточно неожиданно: когда завод возглавил Рубен Асатрян, его команда решила заугореть по тяжёлому люксу. Машины класса "2142" признали экономически невыгодными в производстве — как якобы не выдерживавшие конкуренции с ВАЗом — хотя вазовская "десятка" была меньше, не предполагала мотора мощнее 1,5-литрового 16-клапанника, да и ехала значительно хуже.

Поэтому вместо полноценного выпуска седана 2142 в производство мелкой серией пошёл его удлинённый вариант "Князь Владимир", со вставкой длиной 200 мм в проёме задних дверей. Что было дальше — все мы знаем: за "Князем" последовали совершенно безумные автомобили "Калита" и "Дуэт", памятники самодурству и по сути — глубоко кустарные изделия, выполненные в стенах завода.

По сообщению пресс-службы АЗЛК, начат выпуск новой модели "Москвича" "Василий Блаженный", двигатель имеет семь цилиндров разного диаметра, кузов разукрашен хохломской росписью, а салон выложен ажурной кирпичной кладкой. — древний анекдот



АЗЛК добил дефолт 98-го года. Тогда "Москвичи" с импортными моторами завод стал продавать себе в убыток — ведь закупаемый за валюту двигатель Рено стоил, как вся остальная машина. Накопившиеся ещё с перестроечных лет космические долги в валюте из-за разницы курсов стали расти в геометрической прогрессии.

Государство пустило катастрофу по сути на самотёк: ведь главным кредитором государственного "Москвича" был государственный же "Внешэкономбанк", и этот вопрос можно было решить иначе. Юрий Лужков пытался забрать завод из федерального ведения в собственность города — но чиновники так и не договорились, кому вместе с заводом достанутся его многомиллионные долги (> $800 млн).

А что руководство завода? Вместо спасения гибнущего предприятия, команда Асатряна занималась безумными грёзами о "русском Роллс-Ройсе", выполненном из несчастного "Москвича", а также кустарным рукоблудием и личными гешефтами небольшого масштаба. Результат был немного предсказуем: в 2002-м завод остановился навсегда, а прославленная марка с тех пор — принадлежит истории. Впрочем, я считаю, что завод умер своей смертью — ему просто никто не помешал умереть.



Вернёмся к нашему герою. Это — предсерийный образец, Москвич-2142 из последней опытной серии, построенный для MIMS-1996. Таких машин было две: следы первой теряются во Франции, а вторая после выставки на некоторое время осталась при заводе. Главная особенность 2142 этой серии — под капотом: здесь уже стоит мотор Renault F3R, что и позволило машине считаться полноценной новинкой тех лет.

В середине-конце 90-х этот 2142 стоял в экспозиции заводского Музея АЗЛК как образец современной продукции. Когда тема закрылась, немного позже он оказался в заводском автосалоне, при службе сбыта. А в 2000 году, когда завод кое-как работал, автомобиль был выкуплен сотрудником отдела испытаний. Он перед покупкой подсобрал машину на заводе по своему вкусу: так на ней появились "княжеский" обвес и передняя часть с оперением от "Святогора" вместо оригинальной "сорок второй"



Немного позже машина досталась его сыну, который слегка увлёкся тюнингом деревенского толка — это от него машине досталась глухая тонировка стёкол и задних фонарей. В общем и целом, выставочный образец прошёл порядка 80-ти тысяч километров. Да, машина несколько приуныла — но она и сделана вручную, по обходным технологиям, и во время, о котором мы все всё понимаем.



Бонус специально для "похожистов". Бытует мнение, что "2141" в своё время цельно-сдули у французов из SIMCA. Но это больше городская легенда, чем истина — от "француза" Москвичу досталась разве что крыша и верхняя половина дверных проёмов, а вот вся начинка, вплоть до компоновочных решений, у него принципиально отличается от аналога. И если с хэтчбэком история плюс-минус понятна и однозначна, то аналогия с седаном выглядит куда интереснее. Вот так выглядит ближайший из дальних родственников "Москвича-2142" — автомобиль забытой ныне французской марки Talbot, модели Solara. Найдите хоть что-нибудь общее (=

В завершение должен сказать. Нельзя рассуждать об этой машине, сравнивая "2142" с тем, что продают сейчас в магазинах. Этой конструкции больше тридцати лет, и время её давно прошло. В те годы
Навигация (1/2): далее >
Сообщество: Техника автомобили
106 0 7 2

Комментарии (1)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Моя Ферма
Сотни растений и животных, множество интересных...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play