9 янв в 21:33 (ON) Limit (G) :

Сокровище. (Керины сказки)

Шшшух… Шшшух… Шшшух… Шшшух…Подмерзший гравий парковой дорожки мерно шуршал под беговыми «Найками». Ффф… Ффф… Ффф… Рыжая метла собранных в хвост волос подметала плечи в такт каждому шагу. Белоглазова добровольно неслась по кленовой аллее к заветным сорока восьми килограммам, шумно вдыхая тягучий октябрьский воздух. «Оупен ё хааарт!», призывала в наушниках Мадонна, перекрикивая шелест запутавшегося в листве ветра. «Ссс…пфух…ссс…пфух…» - подпевала ей Белоглазова красным носом и синими губами.
Во время диетического бега Белоглазова любила мыслить. Но не так, как показывают во всех этих фильмах, где мысли героя, выстроенные литературно-изысканно, озвучивает невидимый Гердт. «Шишки, клёны, вон красивый. Небо, небо холодно-то как. Никто-никто-никто-никто в роду не болел раком груди ура-ура! Нет груди – нет рака, сделать её что ли дорого звездец» - думы Белоглазовой не отличались стройностью. Это будет позже, когда она выпрыгнет из душа в «Матисс», чтобы опоздать в офис на классические полчаса. Там её будет ждать начальник Рыбоконь и два варианта развития событий. Первый: Рыбоконь промурлыкает «Зааааааайчик…» и проведет ладонью по её спине – начнет между лопатками и закончит в где-то в Призадье. Это будет означать, что дизайн-проект утверждён. Второй: Рыбоконь возьмёт её за плечи и голодным питоном уставится на грудь. «Заяц…» - пасмурно прошепчет руководитель, обдав её ухо ароматом мятного Диролу. И это плохой вариант, потому что всё придётся переделывать снова. Снова и снова, до ладони по спине и протяжного «зааааааичика». А пока…
«Вот и детский городок, ещё кружок и в домик ссс…пфух…ссс…пфух, калории – вам жопа».
…Детский городок был пуст, не считая близнецов Сытых, крутящих девицу Милянскую туда-сюда на ржавой карусели. Девица Милявская, восьми лет от роду, любила крутить романы с господами постарше, и девятилетние мужички Сытые её совершенно устраивали.
Своё расположение к близнецам она, как водится, выражала в жутком к ним призрении. И выбирала, с кем из них дружить сильнее.
- Вонючка! – Презрительно бросила она в Сытого-1, даря тому шанс.
- Сама вонючка! – Ответил Сытый-1, пряча счастье за омерзением, и крутанул Милянскую в другую сторону. А Сытый-2 просто заржал. Он был человек прямой и в этих флиртовых играх ни черта не рубил.

А дальше случилось вот что. Часть почвы вдруг резко пошла вниз, будто некто очень большой потянул на себя крышку огромного земляного люка. Дети и Белоглазова кубарем скатились в образовавшуюся щель. После чего люк захлопнулся с такой силой, что в домах закачались люстры и расколотились свадебные сервизы. По Москве прополз слушок о землетрясении, а к вечеру по Рен-ТВ пасмурный очкарик выдвинул версию об использовании пиндосами сейсмологического оружия. Ни доказать ни опровергнуть это не было никакой возможности, потому что свидетелями катаклизма были лишь дородные парковые белки. Но они застыли в ожидании пенсионерки Непряевой, у которой в эту дату случается пенсия, а значит халявному фундуку быть. Поэтому происшествие им было совершенно до лампочки.

…Некоторое время Белоглазова с любопытством смотрела на свои кроссовки, носами устремленные в небо. Потом выбралась из вороха листьев и осмотрелась. Рядом мультяшными грибами выскочили из листвы три детские головы.
- Где мы? – Спросила Милянская?
- Не знаю. – Ответил Сытый-1.
- Вот и мне интересно. – Сказала Белоглазова.
А Сытый-2 ничего не сказал – мужичок он был бывалый, падал часто, отчего любопытство его несколько притупилось.
- Мам, смотри, мама с тремя детёнышами! – Крикнул кто-то детским голосом.
- Давай их покормим, сынок! – Вторил грудной женский голос детскому.
К ногам Белоглазовой упал кусок сервелата. Она подняла глаза: вокруг никого, только белка с бельчонком с любопытством взирали на неё с ветки.
- Кушай, кушай! – Сюсюкнул бельчонок и швырнул ей второй кусок. Бельчиха вытащила из шубы мобильник и приготовилась снимать. Белоглазова забыла, как выдыхать. Не каждый день увидишь говорящих белок с мобильником. Даже в Москве.
- У белки 12-й айфон что ли?! – С завистью прошипела Милянская, знающая толк в хороших гаджетах.
- Это Гэлакси, дура. – Сытый-1 не спешил соглашаться с любимой.
А Сытый-2 ничего не ответил – его рот был занят одним из кусков сервелата.
- А ну пошла отсюда, сука!!!
Белоглазова оглянулась: вылезший из кустов косматый мужик тифозной худобы, сжав кулаки, прыгал на месте, таращась на неё налитыми кровью глазками.
- И ублюдков своих забери!!! Это моя территория!!! Туда! За тропинку вали! Тварь! Мразь такая!!!
Косматый ринулся к ней с явным намерением навалять. Белоглазова 4 года ходила на дорогущие курсы боевого джиу-джитсу, поэтому пропустила первый же удар в челюсть и прилегла. Косматый схватил недоеденный Сытым сервелат и блаженно зачавкал. Белоглазова разозлилась из-за потраченных на ветер денег и впилась Косматому в ухо, отчего тот взвыл и скрылся в зарослях.
- Смари, пацаны, бешеная сучка! – Пропищал высокий молодой бельчонок, проходящий мимо в компании двух таких же оболтусов.
И укусил Белоглазову за ногу. Компания противно загоготала.
- Ай! Ты что делаешь, дебил?! – Взвизгнула Белоглазова.
- Опа, животное еще огрызается! – Обалдел бельчонок и укусил Белоглазову за вторую ногу.
Вообще-то Белоглазова любила белок. Но не до такой же степени. Нога занеслась сама собой, и через секунду мохнатый мерзавец спланировал куда-то в район всё ещё скулящего Косматого. Белоглазова вспомнила, что умеет дышать и бегать, и занялась тем и другим одновременно – понеслась прочь по тропинке, подальше от всех этих неприятных странностей.

…Но странности на пути Белоглазовой и не думали заканчиваться. Сначала она увидела женщину, спящую прямо на земле. Женщина проснулась, увидев белку, тянущую на поводке толстого мужчину в комбинезоне. Женщина вскочила на тонкие ножки и устремилась к толстяку.
- Козёл! Жирный, трусливый козёл! – Завопила женщина.
- С дороги, село! – Важно ответил толстопуз.
- Кастрат сраный! На! На! – Женщина бешено заколотила толстяка по спине. Жиртрест нелепо отмахивался от её ударов, матеря её на чём свет стоит.
- Фу! Маркиз! Не трогай её, она заразная! – Белка вытянулась в струну, тщетно пытаясь оттащить питомца от дикой женщины. Что было дальше, Белоглазова не видела, ибо припустила еще быстрее.
Затем ей повстречались трое мужчин. Они сидели на корточках и наперебой верещали «Мне! Мне! Мне!». Старая подслеповатая белка трясущимися лапками доставала из пакета сигареты и бросала страждущим, приговаривая: «Смолите, маленькие, небось, изголодались по куреву-то, пока я болела…». Белоглазова побежала ещё быстрее.

…Это был всё тот же парк. Но не совсем. Деревья были выше и толще в несколько раз, с тысячами круглых железных дверок с номерами. Детский городок тоже был несколько иным. Рядом с каруселью не было горок и песочниц. Зато ютились друг к другу сбитые из тонкой фанеры строения с надписями «ТЦ», «Салон красоты», «Продукты» и «Нотариус», между которыми резвились счастливые люди. Они хаотично бегали от одного «здания» к другому, занимали очереди, целовались на ступенях «ЗАГСа» и дрались на парковке. По периметру городка скучали их хозяева – старые и молодые белки, с накрученными поводками в одной лапке и мобильниками в другой. Хозяева играющих на выгуле людей.

…Белоглазова остановилась. Она догадалась, что попала в другой мир. Мир, в котором много тысяч лет назад древняя белка первой взяла палку, чтобы сбить с древнего дуба вкусный древний желудь. Так началась великая беличья эволюция – с войнами, религией и ненормированным рабочим днём. Через несколько тысяч лет после палки белки изобрели сервелат – с высоким содержанием мяса и легко сдираемой кожурой. При помощи сервелата был приручен человек, который стал верным другом и помощником беличьей цивилизации.

…Белоглазова поняла, что в этом мире у неё нет дома. Нет душа, «Матисса» и офиса. Спешить больше некуда. Она вышла на оживленную улицу. Вдоль рядов хвойных многоэтажек неслись люди, запряженные в железные корыта на колёсах. Корыта были разных цветов, большие и громоздкие, набитые злыми белками, еле ползущие по первой полосе. Их лихо обгоняли красивые аккуратные корытца, в которых восседали важные белки постарше, орущие помладше, мамаши с детьми…

Дети. Чёррррт. На Белоглазову нахлынуло богомерзкое чувство ответственности. Она напрочь забыла о близнецах и девице Милянской. Это были не её дети. Но это дети из её мира, и им сейчас явно хуже, чем ей. Белоглазова решила вернуться.

…В наступивших сумерках она еле его нашла. Косматый мирно похрапывал в своих зарослях, посасывая прилипшую к губе колбасную кожуру.
- Эй… Мужчина! – Белоглазова легонько пнула его ногу. Косматый вскочил и испуганно прикрыл ладонями распухшее ухо.
- Что?! Что тебе надо?!
- Дети!
- Какие дети?!
- С которыми я… В общем… Мои дети – где они?
- А-а… Челнадзор утащил.
- Чего?
- Ты белку ногой пнула! Травма у ней! Психологичная! Ну прохожие Челнадзор и вызвали. Тебя не нашли, а ублюдков твоих выловили – и в Распределитель.
- Где он находится?
- Ха! Если б знал – я б с тобой ща разговаривал что ли? Оттуда на волю не возвращаются! Повезёт – в семью пристроят, а нет – на щётки пойдут. Для хвостов.
- Господи… Как же мне туда… Хотя есть идея.
Белоглазова вернулась к тропинке и стала ждать. Вскоре в свете фонаря появилась покачивающаяся беличья фигура – одинокая белка возвращалась с третьей смены. Поравнявшись с Белоглазовой, она остановилась и тускло уставилась на неё.
- Шшшоэ смоишь на меа.. – Вопросила пушистая пьянь и похлопала себя по карманам, будто искала потерянные согласные. – Будто понннимаешшь… Брросссили теа, а? Бррросили? Меа тоже брросили. А пох на них…
Белоглазова схватила мелкого алкаша и, выпучив глаза, сильно его затрясла.
- Я тебе сейчас лапы вырву, скотина!!! – Заорала она, клацая зубами перед испуганной мордой. – Хвост откушу! Видите, какая я агрессивная?! Ужас просто!!! Самое время вызвать бравых парней из Челнадзора!!!

…Надо признать, что в беличьем мире бюджетники оправдывали каждую копейку налогоплательщиков. Через пять минут на тропе появился раскрасневшийся здоровяк, тянущий за собой железное корыто, полное усатых белок сумрачного вида. А еще через десять секунд Белоглазова падала в листву, сраженная хвойной иглой в шею…

…Кажется, пахло потом, туалетом и отчаянием. Белоглазова очнулась, выгнала из глаз разноцветный калейдоскоп, вызванный усыпляющим. Приподнялась, скрипнув старыми половицами, огляделась.
Вольер был полон всякого народу. Никто ни с кем не разговаривал. Одни спали, растянувшись на полу или прислонившись к решетчатой сетке. Вторые просто стояли и смотрели в ночь. Третьи томились в очереди к алюминиевой лохани с водой. Жадно пили, дождавшись очереди, а после присоединялись к первым либо вторым. Близнецов и Милянской нигде не было видно.
- Эй! Дети! – Позвала Белоглазова. – С карусели! Не отсюда которые!
Из-за пуза храпящего толстяка показалась взъерошенная голова Милянской.
- Мы тут!
Белоглазова честно обрадовалась «своим».
- Идите ко мне! У вас всё хорошо!
- Ага! – Ответила Милянская.
- Только холодно и хочется домой… - Проныл Сытый-1.
- И хавать охота. – Добавил Сытый-2. Он был храбр и не боялся одиночества и холода. Но, как все храбрецы, пожрать любил.
- Так. Коллеги. В смысле дети. Пора отсюда выбираться.
Белоглазова осмотрела дверь и приуныла. С внешней стороны висел увесистый замок. Белоглазова вспомнила какой-то фильм, вытащила заколку и поковырялась в замочной скважине. Замок, видимо, этого фильма не видел и открываться отказывался…
…пока трясущаяся от страха лапка не вставила в него ключ. Худая белка с нитевидной шейкой, укутанная в лысоватую шубку, приоткрыла дверь.
- Давайте сюда своих детёнышей! – Пугливо затараторил грызун, озираясь по сторонам. – Они маленькие, я смогу их пристроить! Вы не волнуйтесь – у меня есть
Навигация (1/2): далее >
Канал: Фантастика
110 0 13 0

Комментарии (1)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Врата Драконов
Пройди сквозь Врата Драконов и окунись в мир магии...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play