12 янв в 10:42 (ON) Lionel1974 (B) :

Королевская свеча...



В стародавние времена в той стороне, где стоит славный город Дуэ, рядом с деревушкой Леклюз, жил зажиточный фермер Антуан Вильбо. Год за годом он усердно работал на своих полях, и дела его шли все лучше и лучше.

И вот однажды, в тот самый год, когда урожай на землях Вильбо был необыкновенно хорош, случился у него пожар. Сгорел самый большой сарай. Только накануне фермер сложил в него все, что собрал с полей. И все сгорело: и сено, и зерно.

Пожар разгорелся так быстро, что Антуан не успел даже позвать на помощь соседей. Да и жили соседи не близко.

Долго сидел на пепелище Вильбо и все думал, почему он поторопился спрятать все в сарай. Даже не дал снегу постоять в копнах на поле. Молотить решил потом. Наверное, виноват был Матиас Ленсберг. Тот любил, сидя на завалинке и поглаживая колено, предсказывать погоду. Вот он то всех и предупредил, что, видимо, предстоит целая неделя дождей.

Но сколько Вильбо не думал, так ничего и не придумал. Уже спустился вечер, и тут он решил сходить к своему брату, что жил неподалеку в Эндикуре, посоветоваться. Дорога была не длинной, всего около двух лье )что-то около восьми километров).

Уже стемнело, когда он дошел до большой дороги, ведущей в Аррас. Оставалось только пересечь небольшой лесок. Эту тропинку Антуан знал с детства. Он смело углубился в лес и вдруг нос к носу столкнулся с высоким смуглым человеком, одетым в буро-коричневый плащ, со шпагой на боку. На шляпе у незнакомца развевались красные петушиные перья.

– Куда шагаешь, приятель?- спросил он.

– Тебе это важно знать?- буркнул в ответ фермер, не то настроение у него было, чтобы шутить или вести всякие там приятные разговоры.

“Откуда только тебя черт принес?”- подумал он.

– Это важно тебе, что я тут встретился. Ну, я вижу, что ты уже догадался, кто я такой. Но главное, что я и только я могу спасти тебя от разорения.

Вильбо и в самом деле сильно запоздал с арендными платежами и понимал, что разорение неминуемо. Он посмотрел на нежданного собеседника и был поражен, увидев, что у того в глаза совсем нет белка. Два шарика на месте глаз были такими черными, что казались сделанными из кусочков каменного угля. Поэтому самому признаку он тотчас узнал Вельзевула, одного из главных дьяволов.

– Ну, и как же ты меня спасешь?- спросил он.

– А я восстановлю твой сарай со всем содержимым.

– Со всем содержимым?

– Да, со всем, что там было.

– А когда?

– Да этой же ночью!

Антуан секунду колебался, а потом решил.

– Согласен я,- сказал он Вельзевулу.

– В таком случае, куманек, подпиши вот здесь. Да сам знаешь, какие чернила в таких делах в ход идут.

И Вельзевул выбрал большой пень, чтобы он служил им в качестве стола, дал фермеру перо и лист пергамента, покрытого таинственными письменами.

– Что означают все эти буквы?- спросил Вильбо.

– Они означают, что если, до того, как закричит петух, я восстановлю твой сарай в прежнем виде, то через пять-десять лет ты будешь мой, душой и телом.

Антуан уколол себе булавкой палец и расписался кровью на листе. Злой дух исчез, а фермер оказался сразу у себя дома, как будто и не уходил никуда.

Дома Вильбо не стал ужинать. Он не стал ложиться спать, а только слонялся по комнате, выходил из дома, возвращался, опять выходил… И так всю ночь.

Жена была очень сильно обеспокоена странным поведением своего супруга. Под утро она тайком вышла вслед за ним во двор и увидела там странную картину.

Целая толпа маленьких существ со сверкающими огнем лицами, рогатых, когтистых, на козьих ножках молча и усердно работали, возводя сарай заново. Горы отборной пшеницы высились рядом.

– Что же это такое? Господи Иисусе!- закричала она, дрожа от страха.

– А это, моя милая Франсуаза,- ответил Антуан,- это моя победа в этом мире и вечная потеря в мире ином.

И он признался ей во всем.

Франсуаза была женщина толковая и богобоязненная. Она сразу же помчалась в свою комнату, бросилась на колени перед иконами и стала просить у бога, очень горячо просить, чтобы он надоумил её, какими средствами можно ещё спасти её мужа.

И вот она поднялась с сияющим лицом, достала с полки старинную шкатулку, которую ей когда-то подарила её бабушка, вынула из неё огниво, высекал искру и зажгла длинную самодельную деревенскую спичку-лучину, ну, знаете, такую.., сделанную из конопли, пропитанной серой, мы ещё называем их “бюотт”, а затем большую свечу из цветного воска, по семейному преданию, подаренную бабушке самим королем, когда он проезжал на охоту через их ферму.

С горящей свечой она выскочила во двор и вбежала в курятник.

А сарай был почти готов. Те чертики, что работали на кровле, уже покрывали самый верх крыши.

Вдруг в курятнике вспыхнул яркий свет. Он залил все помещение, и главный петух, решив, что уже настало утро, закричал, что есть мочи:

– Кукареку! Вставать пора!

Тотчас все дьяволы посыпались с крыши, кувыркаясь и ковыляя, как птенчики в траве, когда им угрожает коса косаря. Напрасно Вельзевул, который укладывал последние черепицы, пытался удержать свой рогатый народец.

В ярости он далеко забросил уже приготовленный конек крыши и скрылся, бормоча страшные ругательства и богохульства.

Антуан убедился, что весь урожай к нему вернулся. Он стал завершать крышу, но ничего у него не выходило. Черепицы, которые он клал, ночью падали на землю, и дыра продолжала зиять, как раскрытый рот.

Тут и дождливая погода наступила, как и было предсказано. Дождь, заливая сарай, погубил весь хлеб. Арендатор ещё более “преуспел”, то есть, я хочу сказать, что он оказался ещё в более плохом положении, чем был прежде.

Однажды ночью лил проливной дождь, особенно сильный на этот раз. Вильбо, ничего не сказав жене, пошел на то самое место, где он когда-то повстречал Вельзевула. Но, хотя погодка была подходящей для появления любого черта, наш-то даже и близко не прогуливался.

Однако Антуан решил во что бы то ни стало его вызвать. Для этого он припомнил всемогущее заклинание с помощью “черного глэна”, так как это описано в известных сочинениях, а именно в “Настоящем красном драконе”, или в “Искусстве повелевать всеми духами небесными, земными и адскими”.

И вот он в 11 часов пошел, нашел молодого глэна – у нас так зовут молодых петушков – совсем черного-пречерного.

Схватил его за шею, чтобы тот не кричал. И пошел он затем на то место, где две дороги пересекаются, на перекресток.

Там, как только пробило полночь, он начертил на земле круг кипарисовой палочкой, стал в середину круга, разрубил пополам цыпленка и три раза воскликнул:

– Элоим!! Эссаим!

Черный дым тут заклубился, а потом рассеялся, и вот в центре круга возник Вельзевул.

-Ну, и какого черта ты теперь хочешь?- спросил он.

– Антуан ответил:

– А я хочу заключить с тобой договор.

– Ах! Ах! Ишь, какой ты весельчак. Ты что думаешь, черти любят, когда их обманывают деревенские дураки?

– Да это не я. Жена это…

– Хватит. Ну, и чего же ты хочешь?

– Чтобы ты позволил мне доделать твою работу.

– На это я согласен, но при одном условии. Ты мне отдашь ребёнка, которого тебе родит жена.

– Нет… душу моего ребёнка? Бери уж мою!

– Пхе, твою! Да я и не очень-то заинтересован в том, чтобы её получить. Мне нужна юная, невинная девочка, понимаешь? Да, кроме того, она ничего и не потеряет. Я сделаю из неё принцессу.

Долго не соглашался Вильбо. Однако у него не было выбора. Ему с женой впору было идти попрошайничать. Кончилось тем, что он согласился.

– Иди, достраивай свой амбар,- сказал Вельзевул, исчезая в облаке черного-пречерного дыма,- а через три месяца готовься сдержать свое слово.

Антуан ничего не сказал своей жене: ни о встрече с Вельзевулом, ни об условиях, на которых он заручился его помощью.

Через три месяца в ноябре, вечерком, он сидел у огня и курил трубку. Картошка пеклась на железной решётке, суп кипел в котле, подвешенном над огнем. Франсуаза напевала “ду-ду-ду” очаровательной малютке, улыбающейся в углу колыбельки.

Снаружи выл ветер и свирепствовала метель. Семья Антуана казалась такой счастливой в ласковом тепле своего домика.

Вдруг жалобный голос раздался за дверью:

– Добрые люди, откройте бедному страннику.

– Не открывай!- вскричал Антуан, затрепетавший при звуках этого голоса. Но Франсуаза взяла свечу, чтобы осветить гостя, и пошла открывать дверь, говоря:

– Входи, божий человек.

И вот появился на пороге человек, одетый в пелерину, пуговицы на которой заменяли морские раковины, в широкой шляпе, украшенной одним большим пером и мелкими медальками, самыми разными, на боку у него висел кошель, на спине – котомка, через плечо – фляга, а в руке – посох.

Этот странный человек был одет в бедный костюм и потертый плащ, но вместо того, чтобы выглядеть униженным и огорченным, он вошел в комнату твердой походкой и с наглым видом. Его глаза, похожие на два уголька, излучали пламя.

– Прочь, Сатана! – закричал ему Вильбо, бросаясь ему навстречу.

– Ах, ах, достойный ты, честный человек,- захихикал Вельзевул, потому что это был он. – Ну и как ты, сдержишь ли ты свое обещание?

– Чего вы хотите?- спросила Франсуаза, начиная дрожать.

– Я хочу это дитя, оно мое, принадлежит мне.

– Мою дочь?- и мать бросилась к колыбели, схватила ребёнка на руки.

– Эй ты, арендатор,- резко сказал Вельзевул,- прикажи своей жене отойти от ребёнка, а не то…

Антуан оцепенел от ужаса, а Франсуаза с глазами, мечущими искры, сжимала дочь в своих объятиях, готовая её оберегать и защищать, как львица своего львенка.

– Но ведь это правда,- спросил нечистый дух,- что ты обещал дать мне девочку, свою дочку, за то, что я разрешил тебе закончить амбар?

– Правда,- ответил Вильбо сдавленным голосом.

– Но я-то ничего не обещала,- вскричала Франсуаза,- а ребёнок принадлежит как отцу, так и матери.

= В доме мужчина – хозяин,- заревел Вельзевул.- Давай торопись, я спешу, у меня нет времени.

И он сделал шаг вперёд. Франсуаза увидела, что всякое сопротивление бесполезно.

– О, сжальтесь,- плакала она.- Оставьте мне мое дитя.

– Нет.

– Ну, хоть до завтра.

– Нет.

– Ох, боже, помоги мне, надоумь,- шептала бедная мать.

И вдруг, бросив взгляд на королевскую свечу, она поняла, что путь к спасению ещё возможен.

– Ну, дайте мне, по крайней мере, хоть обнять её в последний раз… Ну, вот, хотя бы пока эта свеча не сгорит до конца!..

– Ладно,- сказал Вельзевул.

Он не был точно уверен в своем праве взять ребёнка, поэтому считал разумным договориться. Взял он стул, уселся у огонька и принялся набивать табаком трубку.

А Франсуаза мигом задула свечу, сунула её в сундук, замкнула и ключ положила в карман фартука.

– Женщина, я тебя научу, как хитрить с чертом. Я так сделаю, что именно твоя дочь, как бы ты ей ни мешала, сама дожжет эту свечу до конца.

– Да я её, эту свечу, уничтожу, прежде чем зажигать,- с отчаянной храбростью сказала Франсуаза.

– Не советую тебе это делать,- ответил Вельзевул.- В этом случае твоя дочь умрет в одночасье.

И он исчез. Он не сомневался, что, раз уж он когда-то обманул Еву, то не так будет трудно справиться с одной из её пра-пра-…пра-внучек.

На следующий день малютку окрестили и дали ей имя Жиллет. Девочка росла в течение многих лет спокойно, и никаких вестей от Вельзевула не было.

Очень она была красивая, но капризная, как козочка, и такая ветреная, легкомысленная, как первый утренний луч солнца,- сущая чертовка, как её называли все в Леклюзе, деревне, где она жила.

Примерно в семилетнем возрасте она пережила необычайное приключение. Как все дети все время бегала, прыгала и лазила по всем закоулкам и вот однажды, она что-то увидела спрятанное на самом дне сундука, под стопкой салфеток. Что-то похожее на длинненькую коробочку.

Жиллет часто потом спрашивала:

– Что там в этой коробочке?- каждый раз ей отвечали, что ничего там нет такого, что было бы интересно детям. Её любопытство разгоралось.

Однажды, когда она осталась дома одна, попался ей в руки ключик. Тотчас же она помчалась к сундуку, открыла его, отперла коробочку и увидела в ней кленовый футляр, а в нём большую
Навигация (1/2): далее >
Канал: Фэнтези
Метки: Из сети
53 0 5 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Замки
Уникальная онлайн игра! Интересное развитие сюже...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play