Документы Великой войны
(OFF) Lesnik41 (G) 26 авг 2019

Из стенограммы беседы с командиром 58-й танковой бригады 8-го танкового корпуса

Курская битва

Из стенограммы беседы с гвардии полковником Пискарёвым Петром Васильевичем, командиром 58-й гвардейской (ранее 26-й) танковой бригады 8-го (ранее 2-го) танкового корпуса:

"В районе Прохоровки мы сосредоточились часов в 10-11 утра, а в 16.30 пошли в атаку в направлении Тетеревино-Лучки. Это правее железной дороги километров 5-6. Затем противник контратакой потеснил наши части, и мы вынуждены были перейти к обороне на рубеже совхоз "Комсомолец", совхоз "Сталинское отделение", совхоз "Октябрьский". И этот рубеж мы до последнего дня не сдавали. Здесь мы как раз [о]седлали железную дорогу и шоссе. Здесь танковые бои носили исключительно жестокий характер. Не столько била артиллерия, авиация, как танки. У нас был в тот момент полноценный корпус, мы имели много танков "Т-34". У противника тогда уже были "тигры" и "фердинанды". Выходили на поле боя более сотни танков. Весь горизонт был покрыт заревом: горели танки, машины как с его, так и с нашей стороны, кругом шли взрывы, всё было окутано чёрными клубами дыма.

Затем мы перешли в наступление. Его "тигры" подействовали сразу несколько удручающе на некоторых танкистов, но когда народ увидел, что наши танкисты их подбивают, то стал уже более уверенно действовать. Правда, предварительно мы изучали его тяжёлые танки "тигры", и для нас они не были неожиданностью.

Потом мы закопали танки, он [противник] кидал на нас большие силы, но не имел успеха. Он только прошёл 25-30 км и острием входил в Прохоровку. Мы пошли этот клин срезать. Пошёл весь корпус. Наша бригада пошла рвать первый ярус, но соседи наши несколько запоздали. У нас было такое положение, что мы должны были смять противника на этом участке и выйти на Белгород и Харьков. Правда, его силы здесь были большие, и в конечном счёте эта атака решающего успеха не имела. Мы сорвалиего наступление.

Измотав его силы, мы перешли к обороне. А он действовал здесь такими крупными соединениями, как "Адольф Гитлер", эсэсовские части "Мёртвая голова", и у некоторых наших частей был страх перед ними. А потом, когда их разбили, то мы уже пошли и пошли, эти эсесовские части повернулись в оборону пехотной дивизии. То же самое было и с "тиграми", и "фердинандами", и "пантерами". Они уже нашим танкистам были не страшны…"

Из стенограммы беседы с гвардии майором Лизунковым Сергеем Григорьевичем, командиром 270-го танкового батальона 58-й гвардейской (ранее 26-й) танковой бригады 8-го (ранее 2-го) танкового корпуса:

"После сосредоточения в районе Прохоровки мы получили приказ выйти на исходные позиции в район хутора "Комсомолец". Когда мы прибыли на исходное положение около Уразово-Сторожевое, спешно нужно было идти вперёд. Личный состав был хорошо подготовлен, мы получили сразу задачу, довели её до командиров танков, до экипажей и пошли.

По задаче было известно, что пойдут и другие соединения нашего корпуса, но они немного задержались. А наша бригада пошла целиком, в полном составе, и так пошла, что врезалась в немецкие танки. А там было около 40 штук "тигров" и танков, которые были отрезаны от противотанковой обороны. Немецкие танки там уже стояли на исходных позициях, готовые двинуться, и вдруг мы врываемся. Я дал команду - "правее", чтобы не попасть в такую кашу, так как по ним уже ударила наша артиллерия. Но меня там немцы накрыли, и идти дальше было нельзя. Пришлось идти в лоб на эти танки, пошли на таран. Такая кутерьма была, что я не видел сроду такого боя. Немцы открыли с места по моим танкам огонь. А потом, когда мы на них пошли в лоб, они раскололись на две группы, повернулись и наткнулись на нашу следующую группу. Этим самым мы приостановили немного движение. У меня осталось от батальона 7 танков, а выходило 26. Но мы уничтожили там 11 "тигров" и других танков.

Под вечер я занял на высоте оборону в районе совхоза "Комсомолец". У нас отстало ещё раньше по неисправности 4 танка, они к нам подошли, и у нас стало 11. Мы ночью встали, а утром немцы пошли в наступление. Они пустили в этом направлении 75 танков. Справа стоял наш 282 батальон с "Т-70". Но в основном немцы пошли на мой батальон, как раз на Прохоровку. Это было часов 7.30. Немцы сделали соответствующую подготовку переднего края, потом пустили танки. До вечера мы сдерживали противника. Правда, танки наши пожгли, люди горели в танках, но был дан приказ: ни шагу назад. И мы противника не пропустили. Всё же немцы здесь прекратили своё наступление. У нас было уничтожено 9 танков, и подбили мы немецких - 8. Когда шёл горячий бой, немцы наступали, генерал Попов дал мне ещё пять штук танков из батальона связи для поддержки. Мы их поставили на правый фланг. Из них 4 сгорело, а один был подбит. Радист его вывел, хотя и был ранен в руку, а остальные экипажи погибли. И до вечера мы держали эту немецкую группировку. Перед вечером немцы не пошли в наступление, а пошли в обход вправо и влево. Там они наткнулись на наши свежие части, и немцы здесь своё наступление прекратили.

Когда к вечеру мы перешли на другой рубеж, у меня осталось два танка, и генерал нам дал свои три личных штабных танка. Таким образом, у меня было пять танков. Немцы опять пошли в наступление. Немцы, конечно, знали, что здесь делается, какие у нас силы, но всё же они решили пойти на Прохоровку.

Здесь я держал участок до 3-х часов дня. Немцы пустили до 40 танков и полка два пехоты. Но мы опять не пропустили его. Подбили они у нас три танка, а бомбёжкой ещё два танка. Здесь я уже совсем выдохся. Но немцы видят, что есть сопротивление, и они пошли вправо, на совхоз, где был Борисов - теперь Герой Советского Союза. Они там наткнулись на наших артиллеристов. А потом, на другой день, пришёл туда другой танковый наш корпус, и немцев погнали обратно.

Особенно крепко дрались такие товарищи, как командир роты старший лейтенант Погарский, он там и погиб. Затем один командир взвода, лейтенант Трофимов, командир танка Кондратьев, хорошо дрался Ушаков, теперь командир роты, тогда он был командиром взвода. Старший лейтенант Лутовин - теперь командир роты, механик-водитель Рындин три раза выводил подбитую машину. Механик-водитель Половинкин также, да и другие товарищи хорошо дрались…"

Архив ИРИ РАН. Ф. 2. Раздел 1. Оп. 117. Д. 2. Л. 2-2 об.
0 4 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Документы Великой войны
Варвары
Варвары - это непрерывная война между Севером и...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play